Новости  Акты  Бланки  Договор  Документы  Правила сайта  Контакты
 Топ 10 сегодня Топ 10 сегодня 
  
25.12.2015

Поздняя осень утро тума мороз стихи

Вместе с тем они показывают, как ещё низок уровень их поэтической техники, как мало они работают над языком своих произведений. Уровень читавших сегодня товарищей конечно, эти выводы нельзя распро­странять на всех начинающих поэтов, обращающихся в нашу кон­сультацию гораздо ниже уровня рабочих литературных кружков. Тем не менее именно такие стихи, какие мы будем разбирать сего­ дня, особенно характерны для «самотёка», для тех начинающих, ко­торые ещё не вполне ясно представляют себе, что такое литература. Возьмём хотя бы такое его стихотво­рение: Описание времени года — одна из излюбленных тем старой поэзии. Нет почти ни одного русского поэта, который бы не описывал, на­пример, осени. Но каждый из них рассказывал об осени по-своему. Даже в такой, казалось бы, отвлечённой теме они умели подчерк­нуть то, что наиболее полно поздняя осень утро тума мороз стихи их мировоззрение, их взгляды на жизнь. Если поэт просто фотографирует природу, то никто его стихов читать не будет. В самом деле, любой читатель и без поздняя осень утро тума мороз стихи выше стихотворения знает, что осенью вянут цветы и опадают листья с деревьев. Если поэт именно это хотел сообщить читателю, то он напрасно трудился. Вот как описывает осень Пушкин: Если мы сравним эти два описания осени, то сразу поймём, в чём поздняя осень утро тума мороз стихи т. Он подобрал несколько общеизвестных фактов и сухо, протокольно передал их в стихотворении. Почти ка­ждое слово пушкинских стихов образно. Пушкин описывает не осень «вообще», а показывает восприятие осени, характерное поздняя осень утро тума мороз стихи него самого, для той социальной группы, представителем которой он является в этом большом стихотворении Пушкин даёт много деталей помещичьего деревенского быта. В стихотворении же т. Иванова идёт скучное перечисление от­ дельных явлений, характерных для осени, но ещё не переведённое на язык поэтического произведения. Описывая осеннюю природу, т. Иванов не решается по-своему поздняя осень утро тума мороз стихи на мир, — поэтому так штампованны, бледны и расплывчаты его эпитеты. В самом деле, разве убедительны утверждения о том, что ель «красивая», осень «холодная», лучи «золотые» и т. Когда в рассказе описывается человек, то простое заявление автора о том, что этот человек — хо­роший, всегда будет неубедительным. Автор должен показать ряд поступков, размышлений, действий, подтверждающих хорошие ка­чества героя. Точно так же, описывая природу, нельзя ограничи­ваться утверждениями о том, что осень «красивая»: нужно показать это. Когда Пушкин описывает «в багрец и золото одетые леса», мы чувствуем, что осень «красива», поэт образно показал нам это. Однако если бы стихотворение Иванова было сделано лучше, если бы художественно оно было убедительней, — и то значение стихотворения было бы ничтожно. В самом деле, такое стихотворение могло быть написано сто лет назад: ничего характерного для на­шего дня у т. Стихотворения, похожие на это, нейтральны по своей тематике. Тема природы, как и всякая другая, входит в тематику современ­ной пролетарской поэзии, но подходя к природе, пролетарский поэт пробует объяснить её по-своему, стремится подойти к природе так, как этого требует его материалистическое мировоззрение. Тема природы не менее интересует нас, чем старых поэтов, но наше понимание природы и её явлений должно быть материалистическим. Великий поэт-идеалист Тютчев писал когда-то о природе: Такой отрыв природы от человека, такое пессимистическое отно­шение к человеческой деятельности как к «подвигу бесполезному» чрезвычайно полно выражает мировоззрение Тютчева. Если бы пролетарский поэт сумел так же полно выразить наше активное отношение поздняя осень утро тума мороз стихи природе, как это сделано Поздняя осень утро тума мороз стихи, то он сделал бы боль­шое и полезное дело. Писать стихи о том, что «осенью листья опа­дают с деревьев», — значит не понимать задач пролетарской поэзии, призванной отражать новое и создавать его. Техника стиха у т. Иванова чрезвычайно слаба: ритм стиха у него ни­где не выдержан, рифмы чрезвычайно слабы он рифмует, напри­мер, «соловьи» и «одни». Иванов описывает природу, то т. Ковальпогов пытается описывать людей. Вот какой портрет «старого поэта» нарисовал он: У т. Ковальпогова поздняя осень утро тума мороз стихи элементарной грамоты и никакого пред­ставления об основах поэтической техники. Нимало не смущаясь, он свирепо разделывается с теми словами, которые не подходят к ритму стихотворной строки, и беспощадно коверкает ударения: вместо «плечах» он пишет «плéчах», вместо «романы» он пишет «рóманы», вместо «балах» — «бáлах». В Древнем Риме поэты имели право до­пускать «поэтические вольности» и ставить некоторые ударения по-своему, но в нашей поэзии прав на эту «вольность» никому не дано. Правда, и у некоторых русских поэтов-классиков мы найдём расста­новку ударений, не приемлемую для сегодняшнего дня: например, Пушкин и Лермонтов писали не «музыка», а «муз поздняя осень утро тума мороз стихи, но это объ­яснялось тем, что слово это, по происхождению французское, в то время именно так произносилось. Ковальпогова происте­кают от других причин — от слабого знания основ поэтической тех­ники, от непонимания того, что нельзя коверкать язык, на котором пишешь. Ковальпогов и того, как надо рифмовать стихи. Года три тому назад некоторые поэты утверждали, что хорошими могут быть только такие стихи, в которых есть новая, неожиданная рифма; подобный подход едва ли правилен. Пушкин в одной из своих поэм так говорил о поздняя осень утро тума мороз стихи Действительно, нелепо стеснять свободу поэта строгими прави­лами рифмовки. Любая рифма пригодится, если поэт будет в своих стихах давать те рифмы, которые именно нужны ему. Однако есть ряд рифм плохих не потому, что они плохо «звучат», а потому, что они встречаются очень часто и потому становятся поздняя осень утро тума мороз стихи таковы, например, пресловутые рифмы: «свобода —народа», «кровь —любовь», «роза —мороза» и т. Встретив одну из этих рифм, читатель зара­нее уже ждёт другую, и потому восприятие стихов становится ме­нее действенным. Если рифма плохо звучит, то вставлять её в стихи нецелесооб­разно: ведь основа рифмы заключается в звуковом соответствии двух или нескольких слогов. Поэтому такие рифмы, как «блестеть» и «поэт» может подобрать только человек, совершенно лишённый музыкального слуха. Попробуем теперь разобрать основные для т. Ковальпогова приёмы показа людей. Какие черты нашёл он в «старом поэте», действи­тельно характерные для «старого поэта»? Парижский «фрак», сорочка, розовый «манжет» почему ман­ жет? Слово «манжета» женского родапудра и какая-то совершенно непонятная «жижа туалета» — вот как поздняя осень утро тума мороз стихи главные черты внешности «старого поэта» т. Если мы отбросим от­ сюда появившуюся в стихотворении единственно по причине мало­ грамотности автора «жижу туалета», то увидим, что все остальные признаки столь же типичны для старого поэта, как и для коммивоя­жёра старых времён, как для множества других людей старого об­щества. Ничего типичного для поэта в этом отношении нет. Расска­зав нам о «внешности» поэта, т. Ковальпогов переходит к повество­ванию об его детстве. Из того, что человек был «капризен в детстве вольном» и «не жил без гувернёров», ещё не следует, что он должен был стать обязательно поэтом буржуазного общества. Утверждение о том, что поэт в дет­стве любил сказки и романы, ещё никак не свидетельствует об его плохих качествах: разве это запрещено пролетарским детям? Стихотворение не даёт никакого представления о том человеке, которого автор хочет описать. Может быть, если бы автор захотел описать тех людей, с которыми он трудится и живёт, его описание было бы удачней. Но когда он берется за опи­сание людей, о жизни которых имеет только смутное представление по романам и старым книгам, он неизбежно путает, ошибается, пе­ревирает факты. Копьин пишет о своих стихах: Их воскресить в первичной плоти. Основная беда этого поэта — слабое знание языка. В самом деле, нельзя писать по-русски: «Дыша духи», нельзя писать «как много тщетного труда их воскресить», нельзя писать «первичной плоти» и т. Законы языка нужно знать прежде всего: без этого писателем никогда не станешь. Копьина наивны: в самом деле, совершенно не понятно, какие «духи» есть на родных полях. Незачем при помощи образов, взятых напрокат из парфюмерного магазина, «эстетизировать» действительность. » — воскли­цает т. Судя по первому слову, можно подумать, что речь идёт о чём-то трагическом. Между тем, когда он прочёл это стихо­творение, все вы улыбнулись: действительно, нет никакого «кош­мара» в том, что т. Копьин забыл свои стихи. Копьина проскальзывает довольство своим творчеством, что вам, как только приступающим к занятиям литературой, должно быть совершенно чуждо: больше самокритики — вот лозунг, которым вы должны ру­ководствоваться. Нагорный прочёл стихотворение «Утро»: Тематика стихов подобного типа показательна: чувствуя, что эта тема сама по себе ничего не стоит, автор пробует отразить современ­ность в последних двух строчках, говоря о гудке и вахте. Однако это ещё никак не достигает цели. Но мы уже подробно останавлива­лись на тематике предыдущих товарищей, а многое из того, что мы говорили о них, можно поздняя осень утро тума мороз стихи и к стихам т. Как на­ писаны стихи т. Если товарищи, читавшие здесь стихи раньше, совершенно не чувствуют раз­ницы прозаического и поэтического языка и пишут безобразные стихи, сухие, протокольные, полные ни­ чем не оправданных прозаизмов, поздняя осень утро тума мороз стихи автор «Утра» чрезмерно увле­кается возможностями метафорической образной речи. Иногда он попадает впросак, так как, в поздняя осень утро тума мороз стихи за метафорами, с его поздняя осень утро тума мороз стихи зре­ния новыми и неожиданными, забывает о реальном, житейском смысле написанных им слов. Так, например, когда он прочёл «утро глотать», все рассмеялись, так как глотать можно пилюли, но «гло­тать» утро — занятие, которое трудно себе представить. Нагорный звуковой состав слов. У него встре­чаются совершенно неудобопроизносимые словосочетания: например, «лепет Терека», «вдруг поздняя осень утро тума мороз стихи, «лоб блестящий». Как и многие дру­гие, он коверкает ударения, например, он пишет «т иши» вместо «тиши». Если некоторые из читавших раньше эпитеты употребляли прозаические, обыденные, встречающиеся в ежедневном быту, то т. Нагорный ищет эпитетов ярких и необычных. Отсюда такие эпи­теты, как «звонко-игривый». Однако и эпитеты такого типа чрез­вычайно скверны. Задача эпитета — облегчить наше представление о вещи. Между тем ничего к характеристике Терека это определение не прибавляет. В некоторых строках у т. Нагорного совершенно те­ряется смысл. Так, например, когда он пишет: трудно понять, кого же «щекочет» солнце: «лоб Казбека» или самого автора стихотворения. Иванов, не понимая разницы между поэтическим и про­заическим языком, пишет протокольные стихи, совершенно лишён­ные образности, то т. Нагорный чрезвычайно увлекается возможностями поэтического языка и каждое слово хочет написать по-новому, совершенно отрывая стихи от наших представлений о дей­ствительности. Нагорного в том, что он подбирает не те об­ разы, которые действительно нужны в стихотворении, а берёт пер­ вые попавшиеся сравнения. Мне хо­чется в заключение остановиться на некоторых вопросах, имеющих, с моей точки зрения, принципиальное значение. Изучить начала поэтической техники — нетрудно. Те из вас, кто всерьёз займётся литературой, быстро научатся рифмовать, неплохо будут подбирать эпитеты, будут давать гладкие ритмически стихи. Однако только тот сумеет расти по-настоящему, кто, достигнув известного уровня поэтической техники, займётся углублённой работой над стихом, кто будет пытаться работать по-новому. Маяковский когда-то высмеивал романс: «А сердце-то в партию тянет». В самом деле, автор романса вкладывал мещанское содер­жание в революционный лозунг. Новая жизнь может быть описана только по-новому. Молодые поэты боятся иногда писать по-своему. Они пытаются подражать старым литературным образцам. Вместо того чтобы учиться у классиков, они «списывают классиков». «Спи­сывают» они не только ритмы классиков, но зачастую их идео­логию. Иной поэт, написав плохие стихи, оправдывается тем, что они написаны «от души», «кровью сердца». Не приходится и говорить, как наивны такие доводы. Если бы столяр, сделавший плохой стул, стал оправдываться тем, что он сделал его «от души», все бы над ним смеялись. В самом деле, плохой стул остаётся плохим стулом, что бы ни переживал делавший его столяр, какие бы хорошие мысли ни руководили бы им во время работы. Всё это приложимо и к ли­тературе. «Хорошими намерениями вымощен ад», говорит старин­ная пословица. Нельзя отрицать того, поздняя осень утро тума мороз стихи хорошие намерения сами по себе ещё не делают литературы. Только упорная учёба и непрек­лонный труд, повседневная работа могут воспитать настоящего писателя, нужного нашей эпохе.

  Комментарии к новости 
 Главная новость дня Главная новость дня 
Требования к установке газовых котлов
Функция свободные руки
Схема водоснабжения и водоотведения
Курс бел рубля к злотому
Вязание палантина спицами
Инструкция по охране труда для водителя грузового автомобиль
Виды штор ламбрекенов талья
Где выучиться на экскаваторщика
Норма хгч и рарр а
 
 Эксклюзив Эксклюзив 
Соломенская 5 на карте киева
585 мурманск каталог
Снижение памяти лечение
Сонник песок на берегу
Гибдд правило дорожного движения
Обломов 1 часть краткое содержание
Учет движения трудовых книжек образец